ОФИЦИАЛЬНЫЙ ФОРУМ SEMENFROLOV.RU

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Проза.

Сообщений 81 страница 100 из 100

81

Что такое Гобозов? (04.11.08.) К их портретам.
- Горлопанистый алкоголик, типичный представитель шакалиных стай шпаны, беспринципный, трусливый, морально нечистоплотный, возамнивший, что он может судить других.
Вы спросите, - а почему трусливый? Гобозов панически боится вылететь из Дома-2. Поэтому он строго отругал Сокол за то, что она вылила стакан чая на голову Тимура.
Позавчера в ночном выпуске Гобозов был опять пьян. Подбивал клинья к новенькой Дарье Казекиной. Вчера Тимур Кичулкин оставил профессионалку Ирэн и объявил пару с Дарьей. В чём «профессионалка»? Так это же у неё на лбу написано. Заметили, так чего спрашиваете? Уже с утра все на поляне, и больше всех – Джикия, уговаривали Тимура бросить Ирэн и начать ухаживать за Дарьей. В городских квартирах Тимура убеждали в том же. А вечером, после отправки Ирэн за ворота и возвращения из городских квартир Тимура с Дарьей, поляновцы стали возмущаться поступком Тимура. Дружно начали говорить о том, какая Ирэн хорошая и искренняя. Умора. Это как в анекдоте, - «Этот потц разводится: она его, видите ли, не удовлетворяет. Чудак, всю Одессу удовлетворяет, а его – нет». Инициатором и «запевалой» вечернего, безобразного скандала был Гобозов. Он пытался напялить на себя мундиры прокурора, судьи и судебного исполнителя. Хулиганка Сокол вылила чай на голову бедному Тимуру. А «добрая» и «справедливая»  Бузова «подливала масло» на огнедышащего дракона Гобозова. Для остальных участников и для сотрудников в операторской, издевательство распоясавшегося Гобозова над Тимуром – было забавным представлением. Кстати, сотрудники из операторской могли остановить Гобозова по громкой связи, но так и не сделали этого. Видно ждали когда Гобозов схватится за нож. И только один игрок заступился за униженного и оскорблённого Тимура – Рустам. Браво, Рустам.
Несколько слов об этом ничтожестве, о поганце Гобозове. С первых дней его появления в Доме-2 видел, что он подхалимистый (к «старичкам» и ведущим), гадкий, мелкий, ничтожный, невоспитанный, хитрый и скользкий. И в дальнейшем всегда удивлялся, когда слышал, или читал в отзывах о Гобозове о том, какой он приятный, хороший. Мне всегда в таких случаях казалось, что это отзывы слепых, или глухих. Ведь что такое Гобозов, это же так очевидно.

0

82

Гена думал о смысле жизни. О Яне на время пришлось позабыть. Сексуальные фантазии одолевали не только ночью, но и днем. Жизнь превратилась в нервный пульсирующий комок. Все вокруг совокуплялись, обсуждали это и смаковали подробности. Гена чувствовал себя гадким утенком на этом разгуле похоти и порока. Одиноким монахом, случайно забредшим в Содом и Гоморру. И тогда Генка начал думать о смысле своего существования.
Пределом Генкиных мечтаний было создание своей бригады. Но Али выгнали, а Толян целыми днями не вылезал из кровати. Приходилось искать новые приоритеты. Такого слова Генка, конечно, не знал и никогда не узнает. Но он понимал, что надо менять масть.
Полголовы хорошо, а много лучше. А потому Генка решил провести мониторинг общественного мнения. Первым на его пути повстречался Гармонист.  Он, как всегда, что-то жрал. На Генкин вопрос он ответил просто. «Смысл жизни в творчестве, любви и самодостаточности. Чтобы рядом была баба в шерстяных трусах. Борщ на столе, куча ребятишек, добротный дом и ты был при деле. Что-то делал полезное и себе, и людям.
Никогда не ставь нереальных задач. Локоть близок, но лизнуть его невозможно».
Ничего не понял Генка. У толстого от обжорства совсем плохо с головой стало. Если он любит молоко, то это не повод заводить корову. Одна и та же баба на всю жизнь?
Надо сходить  к Кучерявому, может он что-то посоветует. Рустам, как всегда, копался в порносайтах. «Что тебе могу посоветовать, Генчик. Власть – вот самый сильный наркотик. Круче секса, денег и славы. Она включает в себя все это. Один древний грек мудро заметил, что установление власти над людьми не должно считаться трудным или невозможным предприятием, если браться за него со знанием дела. Я – не диктатор над этой биомассой. Я – железная рука в бархатной перчатке…»
Генка еще больше запутался. Ну не видел он у Кучерявого ни бабла, ни баб, ни славы. Колбасу по холодильникам тырит, как и другие, без власти. Надо сходить к Толяну. Может он че умного скажет.
Толян, как всегда, качался. Потел бедный и тужился, как Генка в туалете под час запоров. Не любил Генкин организм вечных пельменей. Иногда бунтовал: длительно и изощренно.
«Секс и спорт. Попарил шишечку и в зал. Покачался и снова в койку. Качаешься, чтобы хватило сил трахаться. Гормоны и гармония – едины. Мне, какая та шмара умную вещь сказала: Все подсознание от секса. И осознание потребностей подсознания приводит к круговому циклу: кровать-спортзал-кровать».
Слова Толяна запутали его полностью. Он целыми днями качается, а ему все равно никто не дает. Так зачем качаться? Толстый лобстер целый день жрет, как Гармонист, а мулатка его на свидание пригласила, а не накаченного Генку. Надо все хорошенько обдумать.
Третий час Генка безрезультатно сидел в туалете. Думал о смысле жизни и безуспешно пытался лизнуть локоть.

+1

83

Истринский маньяк пребывал в состоянии весенней депрессии. Маньяком Вася Печенкин еще не стал, но мечтал об этом с раннего детства. Но тяжело простому пареньку из деревни Красная Жопа Истринского района стать настоящим изувером. Если все село насчитывает двенадцать человек, половина из которых старые бабки. Их даже не расчленишь по человечески. Жесткие, как высушенные коровьи лепешки и мумифицированные, как прошлогодние сосиски в районом сельпо. Молодежь сбежала по городам в поисках длинного рубля и беззаботной жизни. Про маньяков Вася знал все из брошюры «Маньяки - изверги с человеческим лицом и трагической судьбой гения», купленной в ларьке на близлежащей станции. Он узнал, что маньяк – существо с тонкой эфирной структурой души, испытавшей потрясения от циничных действий окружающей биомассы. Маньяки, прежде чем убить, проникались настоящей симпатией к своим жертвам и становились их лучшими друзьями. Особенно Василию нравился Чарли Менсон.
Василий думал в подражание своему кумиру ворваться и истребить ближайший вертеп. Вертеп уже около четырех лет отравлял жизнь местного населения. Пьяные уроды часто появлялись в селе. Баба Паша – местная самогонщица, успешно меняла свою продукцию на прокладки, копченую колбасу и пластыри для похудения. Самогон они выпивали сразу возле избы. Прямо с горла и без закуски. Ваня думал кого-то из них задушить и расчленить, но парни и бабы были крепкие, с широко наеденными мордами. Был там один маленький, лопоухенький. Самый несчастный, даже денег на нормальную шапку не имел, всю зиму в бейсболке пробегал. Аккуратный, мордовороты выпьют и бутылки выкинут, а он подберет и в авосечку положит. Его Вася и выбрал в качестве будущей жертвы.
Хотелось совершить что-то эпохальное. Например, ворваться с бензопилой в вертеп и со всей толпы нашинковать полуфабрикаты. Ваня, чтобы уточнить все подходы, даже их шоу смотреть начал. Но, увидев решительность в глазах участников, когда они устремляются к холодильнику, понял, что живой оттуда не выберется. А маленького все обижали. То тетка похожая на лошадь насмехалась, то бабища у плиты в жизни не стоявшая, из себя королеву корчила. Ваня думал «королеву» похитить и посадить в свинарнике на недельки три. Чтобы пельмени слаще суши показались. Но увидел он на днях, как бедняга карлик петь хочет. Старается, грудь выпячивает, а голосок то хиленький, неокрепший. А еще через дня три пожаловался бедняга дурище блондинистой, что нет человека, который ему яйца похотливые подрезал бы. Улыбнулся Ванечка, достал бритву опасную острую и бутылочку эфира…
Через две недели в квартире Алены Водонаевой раздался звонок. Высокий писклявый жизнерадостный голос прощебетал в трубку: «Пися, привет! Вы еще бек-вокалистку в группу ищете?»

+1

84

ГЕНА НОС
(Сказка, почти по Гауфу)

Жарким летним днем Гена скучал в своей будке.  Будка была не собачья и не Гены. Она носила гордое название «Василек» и именовалось «КАФЕ - ЗОКУСОЧНАЯ». Надпись Гена сам красиво нарисовал яркой красной масляной краской. Кафе представляло собой старый железнодорожный вагон, выкупленный за ящик паленой водки предприимчивым хозяином у жуликов-железнодорожников. Работы не предвиделось. Народ ползал, как снулые мухи и не проявлял никаких признаков активности. «Кому шаурма… Вкусная, свежая, как грудь моей невесты», - лениво крикнул дежурный слоган Гена. Невесты у него не было, и свежесть блюда была сомнительна, как чистота Гениного белого фартука. Гена не заметил, как к будке подошел худой нервный мужичок. Интилигентного вида в неновом, но чистом костюме, со старым потрепанным портфелем в руках. « Дайте одну», - сказал он Гене и протянул груду мелочи. Гена скривился, но ничего не сказал. Клиент - он и в Африке – клиент. «Ты мяса побольше накладывай», - загнусавил «ботаник»- «А то одну капусту суешь». «Капуста укрепляет мочеполовую систему», - буркнул Гена и нехотя добавил два грамма мяса. «А это свинина, или баранина?», - проявил нездоровое любопытство мужик. «Собачатина! Еще вчера хвостом виляла», - неожиданно для самого себя гаркнул Гена. «Ты че тут гундосишь. Тоже мне Бельмондо выискался. Ты свой нос не суй, куда не надо». Самое странное было в том, что хлюпик не испугался. А даже наоборот, обрадовался. Портфель на землю поставил, и руки начал потирать. «Вот вы мне грубите, а о последствиях не думаете. А вдруг я – злой волшебник? И превращу вас с помощью волшебной палочки в карлика. С громадными ушами и длинным носом».  Генку разобрал смех. Дикий и истеричный. В последний раз он так смеялся, когда с пацанами травой обкурился. Слезы текли по лицу, и Гена не заметил, как доходяга вынул из портфеля «волшебную палочку» и несколько раз треснул ею Гену по голове. Затем вытащил бездыханное тело из ларька и вызвал «скорую помощь».     
Злая сказка отличается от доброй логичностью поступков героев. Вы, наверное, подумали, что дядя хотел оказать первую медицинскую помощь? Таких наивных ждут в налоговой инспекции и в военкомате. Дядя оказался торговцем трансплантатами и хотел продать Гену на органы. Но к счастью вечером упился в шумной компании и проиграл Гену в преферанс какому-то телевизионщику из Москвы. Телевизионщик Генку забирать не хотел. «Кому он нужен с таким носом и физиономией страшной, как Моника Левински», - пьяно возмущался «властитель душ человеческих». Но передумал и забрал Гену в Москву, в волшебный замок на берегу реки. Но это уже совсем другая история.

+1

85

На улице вовсю царила весна. Девушки надели короткие юбки, мужики перестали греть пиво. А бомжи гадили не в лифтах, а прямо под подъездами, не боясь ничего отморозить.
В Доме 2 в связи с приходом весны решено было провести поэтический фестиваль «Куртуазность и декадентство». Сказано – сделано. На «языке» организовали сцену. Пригласили почетное жюри. Известную в узких и совсем неизвестную в широких кругах, поэтессу Агриппину Лизунову-Белинскую. Поэтесса, баба неопределенного возраста в оранжевой фуфайке и лорнетом в руке, восседала на троне, надутая, как сыч и недовольная, как проститутка перед походом к венерологу. « Чего она такая злая?», - спросил перепуганный Геннадий у всезнающего Рустама. «Понимаешь, Геша, она - баба конечно серьезная. Но случилась у нее накладка. Она жутко не переносит общественных сортиров. А у нас в гостях так до шарового холодильника дорвалась, что очень ей поплохело. Вот она сидит, и боится не то, что пошевелиться, даже вздохнуть», - ответил добросердечный Руся. «Интересно, если  обгадится – пустят в эфир или нет?»
Первый на сцену вышел Андрей Черкасов. Почему-то в военной форме прапорщика. Андрюша галантно вручил поэтессе свежо сорванный букетик «куриной слепоты». Она окатила его леденящим взглядом. Он засунул руки в карманы и начал читать:
Фуражка на лобе, колбаска в руке.
Две пачки прокладок несу в рюкзаке.
Девчонки приходят и дальше идут.
До старости жить собираюсь я тут.
Алтарь в моем сердце заполнен тобой:
Мой милый, любимый, желанный, родной.
Мой домик на Истре люблю я тебя.
Мы жаждем друг друга, мы – просто семья.
«Тонкая лирика», - глубоко вздохнув прокомментировал Рустам. «Жаль парня: полный п…р, а зад на замках держит… Может все таки найдет себя?» И широко улыбнулся Андрюше, самой своей теплой улыбкой.
А место на сцене уже занимала Наденька Ермакова. В свежем спортивном костюме и павлиньим пером в волосах. « Я прочитаю вам отрывок из поэмы «Львица в течке», - сказала Надюша. И тотчас завыла низким голосом:
Грызу уныло ногти я
И слезы катятся ручьями.
Подчас и осетин – свинья.
Что спит в постели с соловьями.
И чем ему я не мила?
Умна, красива, элегантна.
Порядок в Доме навела.
Со всеми строга и галантна.
А он – протухший солдафон,
Носки при сексе не снимает.
И неуклюжий словно слон.
Манер хороших не познает.
Быть может отлучить его
От груди крепкой и красивой.
Вскочить скорей на помело
И сделать Русе жизнь счастливой.
Ведь как никак, но он – мужик.
Хотя и носит стринги часто.
Есть в нем изящество и шик
И глупость не несет напрасно.
Не нужен мне мужик-слизняк,
Подтирка, грязная подстилка.
Под юбкой плачущий дурак,
Пустая сданная бутылка.
Хочу сиять, любить, желать.
Оргазмов много и подарков.
От секса с криком умирать.
От страсти, чтобы было жарко.
Приди ко мне, мой петушок.
Тебе отдамся прямо в душе.
Получишь ты культурный шок.
Подставь свои богине уши…
«Браво! Браво!», - Руся едва не отбил себе ладоши. «Чудную женщину Гобозов пробухал. 
Как был горным козлом, таким и остался!».
А на сцене стоял любимец женщин и мужчин – Алессандро Матераццо. Мастер стихов от сердца и просто ошибка соития родителей.
Оля, Оленька, Олюша.
Я тебя хочу иметь…
Ты – котенок мой из плюша.
Я – твой ласковый медведь.
Проезжают Вип-машины,
Но не вижу в них тебя.
На себя смотрю в витрины.
Молча яйца теребя.
Нежных в поле незабудок
Для тебя нарву букет.
Не хочу ненужных шуток
И мечтаю про минет…
Толпа взорвалась аплодисментами. Лишь Лизунова-Белинская побледнела, покраснела. А затем выскочила на сцену, сняла портки и ... «Какая женщина!», - восхищенно произнес Рустам. «Не словом, а делом выразила свое отношение к происходящему. Фея!». И он кинулся к поэтессе, неся свой носовой платок…
«НЕТ! НЕТ! НЕТ!», - воскликнет возмущенный читатель. «Я устал от дерьма и грязи. Я хочу что-то нежное и чистое». И он будет абсолютно прав. Повернем ход часов истории немного назад…
Толпа взорвалась аплодисментами. Лишь Лизунова-Белинская побледнела, покраснела. А затем выскочила на сцену, закрыла глаза и начала декламировать:
Летит по небу пепелац.
Неся богам мое посланье.
Они часы мои и кварц.
Моя зарплата и призванье.
Для них я напишу стихи,
Сварю борща и пол помою.
Бельишко простирну в реке.
Хлебну с улыбкою помоев.
Лизну приятно в третий глаз.
И молча отобью чечетку.
Отдраю чисто унитаз
И отхлестаю себя плеткой.
Не забывайте про меня.
Скользят в эфир мои приветы.
Я вся горю. Огня, огня…
И с порно шлю свои кассеты!
Рустам плакал. Чистые слезы счастья текли по его щекам. Рядом, обняв Чуева, как родного брата, взахлеб рыдал Гена. Стояла звенящая тишина, прерываемая лишь шмыганьем носов и всхлипываниями «хомяков». В сердцах участников Дома наступила оттепель…

0

86

Гена знал цену достатку и полному холодильнику. После ухода с проекта он третий день голодал. Без гроша в кармане Гена влачил полуголодное существование в обшарпанном общежитии. Но звездами не становятся неудачники и нытики. На спину плевать - не Солженицина читать. Когда голод мешал Гене мечтать, он отправлялся на кухню в женский корпус. Наполнял свою  кастрюльку водой и ставил кипятиться, а сам выходил в коридор и хандрил в ожидании жертвы. Через несколько минут появлялась жертва. Очередная дородная председателева доня с  домашней курицей и  огромной кастрюлей. Водружала кастрюлю на плиту, клала  в нее жирную курицу, картошку, лук и оставляла вариться. Сама убегала в комнату к ожидавшему сытный ужин и нетерпеливо хлебавшему батькивский самогон городскому мачо. Гена, как обманутый вкладчик Сбербанка стремительно влетал в кухню, перекладывал курицу к себе в кастрюлю и возвращался на свой наблюдательный пункт. Кухня была крайней комнатой в коридоре, возле ее дверей стояла урна для окурков и скамейка. Идеальный наблюдательный пункт. Минут через тридцать разомлевшая от пары стопок и похотливых ручонок повариха шла проведать свою готовку. Гена не дремал.  Увидев хозяйку, плывущую по коридору, он скользил на кухню и возвращал трофей  на место. Девушка, понюхав и помешав свою ненаглядную курицу, шла обратно. Гена повторял операцию. Я не знаю, сколько положено вариться курице, но Джикия высиживал до конца. В результате операции он располагал несколькими литрами вкусного горячего куриного бульона. Мачо оставался голодным, председателева дочь – неудовлетворенной. 
Как известно, правое полушарие ответственно за генерирование идей, а левое – за их анализ и контроль. Некий профессор из Австралийского университета предложил использовать специальный магнитный шлем, который на короткое время выключает левое полушарие. Говорят, что добровольцы, опробовавшие этот аппарат на себе, так и сыпали интересными идеями. Гену интересными идеями заставлял сыпать голод. Кроме спонсорских прокладок и кремов никаким стратегическим запасом из калорийных продуктов он не располагал. Он пытался обманывать организм: выпивал несколько стаканов воды или подходил к пустому холодильнику, открывал дверцу, смотрел, и закрывал. Именно тогда он осознал слова Альберта Эйнштейна: “ Пустой желудок не лучший советник в политике»…
Жил он в общежитии в комнате еще с тремя ребятами из Молдовы. Денег катастрофически не хватало.  То есть, не то что пива купить не на что, а и пожрать нечего. Где-то на пятый день голод выгнал их в вестибюль в слабой надежде перехватить чего-нибудь у проходящих мимо студентов. И вот сидят они и голодными глазами изучают, кто чего несет. В это время заваливают в вестибюль их соседи по этажу и тащат сетку, полную пачек пельменей – кто-то из них от родителей перевод получил. И тут Гена, находясь уже в полуобморочном состоянии, ляпнул: "Вот бы сейчас пельменей пачек десять навернуть!" Те ребята за это ухватились, мол, давай спорить на сотку, что не сожрешь. А соседи по комнате его уламывают: "Давай, соглашайся. Если выиграешь, мы тоже поедим, а проиграешь – сотку потом отдадим. Но хоть сам нажрешься! " Поспорили. Ребята побежали прикупить еще пельменей до десяти пачек. Правда, пачки были полукилограммовые. Затем Гена сам все это сварил, потому что понимал всю грандиозность задачи; так что он постарался, чтобы было повкуснее – перчик, лавровый лист и все такое... И вот получился тазик пельменей. Первые три пачки пошли
в охотку. Затем процесс замедлился. А прикончить все нужно было за сорок
минут… Постепенно тазик пустеет, но и время уходит. Соседи по комнате, захлебываясь голодной слюной, подгоняют: "Дава-а-ай! Еще немного! Нам тоже хочется!"
Последние пельмени Гена буквально пропихивал в горло пальцем. Но все-таки успел!!! Отпихнул от себя с отвращением пустой тазик, дополз до кровати и упал. И, наверное, отлежался бы, да не суждено было. Трое его соседей, схватив выигранную сотку, побежали в магазин и купили что? Правильно, пельмени. И вот когда они их сварили и
внесли в комнату, а Гена почувствовал запах, тут-то его и вывернуло…
И тогда он понял, что ему пора возвращаться…

0

87

Гена лежал на кровати и наслаждался чувством умиротворенности и опустошенности.
Наконец то он познал плотские утехи. «Ах, Яна, Яна, Яночка… Я шлю тебе привет. Какой прекрасный Яночка забацала минет…» - напевал расчувствовавшийся Геннадий. Рустам обещал решить вопрос о заселении. Ненавистный Гармонист свалил из Дома, девчонки боялись даже поднять взгляд. Вокруг царили порядок и железная дисциплина.
Появилось свободное время. Можно было начать подготовку к поступлению в Академию. Гена зевнул и открыл толстый учебник. Но мысли его были далеко. Он думал о родном доме, папе, обещавшем повесить диплом на самом видном месте и кризисе на мировых биржах. В мире остро ощущался недостаток в крепком волевом человеке, способном переломить ситуацию. Финансисты всего мира ждали завершения учебы Геннадия Джикии. Нефть падала в цене, доллар слабел и становился похожим на Гобозова. Бил Гейтс истерично звонил Гене на мобильный по двадцать раз за час. Медведев приглашал на чай в Кремль. А Собчак при встрече начинала лезть за шиворот Гениной рубашки…
При появлении Гены на бирже брынза выросла в цене на сорок процентов, за ней рванули томаты и мамалыга. Котировки молдавского вина по доходности обогнали все нефтяные компании. Стремительно рос сбыт дисков Рассела и Софии Ротару. Промышленность Молдовы не справляется с хлынувшими в страну инвестициями. Гастарбайтеры из Москвы круглосуточно штурмуют поезд Москва-Кишинев. Именем Гены называют вагончики молдавских строителей и шаурму в центре Кишинева. Яна снимается в Голливуде в фильме «В постели с Богом». Рустам на МТV ведет круглосуточное ток-шоу «Способен ли дегенерат превратится в гения?» Фролов пишет покаянное письмо в Союз композиторов России и на ток- шоу Рустама съедает в прямом эфире баян. Молдавская лея заменяет евро…
Громкий грохот упавшей книги разбудил Гену. Он потянулся и широко зевнул, продемонстрировав камерам наблюдения пародонтоз и зубы цвета изнанки Гениных трусов. Поднял с пола книгу и продолжил изучения гинекологического атласа. На лобном месте Гена слегка слукавил. Он поступал в Академию, но не финансовую, а в медицинскую. На факультет гинекологии… Учеба на нем ему казалась более интересной.

0

88

Гена лежал на кровати и хандрил. Давление в районе паха значительно снизилось и почти нормализировалось. Популярность росла. Генку стали узнавать на улице и два раза пытались набить морду. Но Гена - не дурак, пока они кричали: «шестерка» и «петушачья наседка», Генка так рванул, что пятки засверкали. Генка – спортсмен. Практически – ниндзя. Ночью к холодильнику подкрадывается так тихо, что никто не замечает. Кроме Кучерявого. От того особо не спрячешься. Генке кажется, что он в холодильнике живет. Кто-то рассказывал, что некоторые барыги, для того чтобы быть вечно молодыми - замораживаются. Рустам  тоже вечно морозится. То по ночам возле холодильника, то по жизни. Это все у него от недостатка секса. Подсознание не работает. Или кризис среднего возраста? Надо у Степки спросить. Он – редактор, должен знать. Но Степа башкой слегка тронулся. Целый день в Интернете висит и пишет: «Я – Йожик, я – Йожик!!!». Какой он Йожик? Морду отъел, как у тюленя. Секс-символ… Когда ему сексом заниматься если он слюнями при слове Гармонист начинает давится. Глаза выпучит и кричит: «Я – творец. А не это быдло. Во мне видят будущего Ларса фон Триера». Только триппера ему и не хватало. Сашка совсем измаялась. Скоро от тоски к Славе убежит. Тот бедный по комнатам бегает, любви ищет. Генка, как никто другой его понимает. Тяжело парню. Надо сказать, чтобы в душевую почаще заходил. Очень попускает…
Одна радость в прессе стали освещать Генкин образ. На обложку журнала поместили. Он – красивый в кружевах, а рядом Кучерявый томно в ухо дышит. Он только дышать и может. Пошел он подальше со своими гнилыми подъездами… «Геша, а ты знаешь, что великий французский актер Жан  Марэ – символ мужества и красоты, был гомосексуалистом?» И молчит, да глазками своими щенячьими с надеждой зыркает. А я ему в ответ: «Я не сторонник французского традиционного кино. Мне ближе по духу восточная эстетика». У Кучерявого, аж челюсть отвалилась. «Хорошо, что Яна есть. Она мне это подсказала. Я на бумажку записал и за четыре дня наизусть выучил. Прав иногда Гармонист: Знание – страшная сила!»
В Интернете рассказы стали посвящать. Дураки, думают, я обижаться буду. Пусть глупые обижаются. Генка - не дурак. Генка под простачка косит. Бедный парень из Молдовы. Генка статьи распечатывает и складывает. Чтобы внукам показать. Смотрите, как ваш дедушка миллионов лохов разводил. Героический дедушка! С таким и в постели с Рустамом не страшно…
А че его бояться. Тормоза придумали трусы. А Генка – парень без тормозов. Простой и честный. Что думает, то и говорит. Так как думает нечасто, то больше молчит. Проходит за умного. Яна говорит, что он ее позорит. Как он может ее позорить, если она возле него. Наоборот все ей завидуют. Даже Рустам… Да не для него такую квиточку выращивали мама с татом. Где второго такого найти: красивого и умного?
Яна – девчонка неплохая. Но проблем с ней: выше крыши. То пиццу хочу, от пельменей пучит. То ей в суши-баре посидеть охота. А Генке где на все деньги взять. Он не кузнец. Сигареты она курит дорогие и ездит только на такси. Пришлось из нычки денежки, родные, накопленные на шаурму в Кишиневе, вынимать. Плакал когда тянул из кармашка в красных труселях любовно мамой пришитого, но достал….
Генка неожиданно резко вскочил с кровати. Он обещал Яночке купить пачку сигарет и совершенно об этом забыл! Снова - попандос! Генка задумался, улыбнулся и тихонько на цыпочках прошел в женскую спальню. Открыл тумбочку Василисы и вытянул из блока пачку сигарет. «Пусть подумает, что токи высокой частоты испарили»,- облегченно подумал Геннадий и радостно побежал к своему любимому котику…

0

89

Гена на кухне пек блины. Настроение было чудесное. До прихода Яны оставались считанные дни. И радостное предвкушение приятно шевелилось в области штанов.
Гена расчувствовался и даже стал тихонько напевать себе под нос на мотив родной с детства «Смуглянки»:
«Ранним утром в холодильник заглянул наш дружный Дом.
Там Фролов себе тихонько, трескал колбасы батон.
Он краснеет, он бледнеет и не знает, что сказать.
Надо этой крысе - зубы все повыбивать…
Надо обязательно записать и Яне спеть. Но сначала Рустаму. Кучерявый оценит. У него с юмором все в порядке. Не могу понять: почему Толян его не любил? Как Кучерявый на кухню заходит, так Толян есть прекращает и быстро выходит. Рустаму руку не подает, не целуется при встрече. А однажды задал странный вопрос: «Братан, ты наконтачиться не боишься?» Я вначале  не понял, а когда сообразил, то сразу ответил. Что Рустам не заразный, прививки у него все есть. Что на Дом больных не берут. Только придурочных иногда, как Василису со своей катушкой. Или Ваську малахольного с глазами, как у лемура, хлопающими». Лемура Генка видел в Кишиневе в зоопарке и тот ему очень понравился. Генка тоже целый день хотел лежать и ничего не делать. Жрать и иногда яйца почесывать. «Васька – сопля, от Лысой банок получил и с проекта сбежал. Слабак. Кто же добровольно бежит от халявной хавки и бабла. А Толян почему то так странно посмотрел и замолчал. Не поймешь его иногда.
Кучерявый – нормальный пацан. Грузовой порою, может косяк упороть. Но не по злобе. А просто не знает до конца: где можно бочинить, а где нет. Но Генка его перевоспитает. Генка сразу с ним поставил себя правильно. Поговорил, объяснил, что как. И теперь все - чуки-пуки. Руся  - хоть к ране прикладывай. Позавчера даже прыщик приметил. Яна не увидела, а Рустамчик… Обниматься любит, как ребенок. И в шутку за задницу щипаться. Меры не знает. Синяки по неделе иногда не сходят. Подарки привез с Африки. Маечку стильную. Говорит, что Гена в ней – вылитый Билан. Ершики какие-то для чистки ануса. Где я ему в Доме анус найду. А бутылки чистить удобно». Гена был хозяйственным парнем. Все бутылки после пьянок он дисциплинированно сдавал в ближайший приемный пункт. А деньги продолжал откладывать на ларек по изготовлению шаурмы в любимом и далеком Кишиневе. Генка не хотел быть нахлебником и к будущему относился серьезно и очень ответственно. 
«Генчик, ну, сколько можно ждать», - внезапно раздался протяжный игривый голос  проснувшегося Рустама. Генка быстро вскочил и надел передник, на котором Кучерявым был любовно вышит петушок. Схватил тарелку с блинами и неожиданным для себя высоким бабьим голосом запричитал: «Бегу, Руся. Бегу, миленький. Несу блинчики. Горячие, с пылу, с жару». И мелкими семенящими шашками побежал укреплять свой авторитет…

0

90

Гена размышлял о войне. Ввязываться в драку Генка не очень хотел. Но надо было поддерживать репутацию «крутого парня».  Жизнь в одной комнате с уголовничком и бывшей пассией вызывала у Генки приступы нервного расстройства. В такие минуты Гена уходил в бар и наливал себе полный стакан, какого-то хорошего пойла из чуевских запасов. Запасы он пополнял водой из крана.
В воздухе пахло войной. На всякий случай Генка приобрел бинокль, саперную лопатку, плащ-палатку и книгу какого китайца. Книга называлась «Искусство войны» и навеяла на Генку здоровый сон со второй страницы. Картинок в ней почти не было. Гена решил воспользоваться советом человека, знавшего все и про всех. Он купил букетик полевых цветов и поехал на поляну.
Рустам думал.  Углубленный в свои гениальные мысли он доедал вторую миску пельменей, приготовленных хозяйственной Бабой Фисой. Руся напомнил Гене родной Кишинев и директора столовой, где Гена проходил практику. Только тот умел жрать и задумчиво теребить за мощный зад мойщицу посуды Зиночку. Баба Фиса никак не реагировала на эротические потуги Руси, и лениво болтала по телефону с поехавшей домой по неотложным делам  Дашей. «Аборт почти безболезненный на малом сроке. А тебе, зачем это надо? Подружка спросила?»
Гена вручил цветы Русе. Руся сразу расцвел, как грибок на мокром потолке и широко распахнул свои объятья Геннадию. Гена поведал свои беды самому человечному человеку. Человек среагировал неожиданно чересчур эмоционально. «Ты что с ума сошел? Какая война? Я говорил, что тебе надо дружить со своими врагами. Чтобы победить врага надо стать его лучшим другом. Ты должен был попить с влюбленными чайку. Купить тортик, поговорить за жизнь. И что ты сделал? Набил торт слабительным по самое нехочу и оставил его на столе. Ты хоть знаешь, что стало с несчастным техником, который решил стащить этот торт. Его лечение станет каналу в хорошую копеечку… А зачем ты привел в квартиру «Это». Ты хочешь, чтобы Авдеев умер от испуга? Тебе это почти удалось. Пьяный Гобозов столкнулся с «Это» в коридоре и от неожиданности едва не заглотал язык. А ему петь  на гастролях в Больших Мудях через два дня. Зачем ты привез в бар мешки с песком? Строишь огневую точку? А Чуев чем тебе не угодил? Второй фронт? А ты знаешь, что не один великий полководец не выиграл войну на двух фронтах?»
Гена хотел возразить, но из великих полководцев на ум приходил лишь Фэт Фрумос, а потому Геннадий тактично промолчал. Рустам продолжал: « Ты умный, стильный, красивый мужчина. Без пяти минут с высшим образованием. Когда ты перестанешь вести себя, как гопник. Кто позвонил в милицию и сообщил им, что у Авдеева под подушкой полкилограмма кокаина? Кокаин, где покупал? У Рассела? Я понимаю возмущение ментов, когда они нашли пакет с алебастром. Штуку заплатил? Настоящий из Колумбии? Это твои проблемы… Гена, ты случайно не еврей? Жалко. Богоизбранный народ войну на трех фронтах вел и выиграл. Что такое богоизбранный? Это те, кого бог выбрал, но за это у них крайнюю плоть забрал? И они даже без нее пытаются всех отыметь. Больно ли это? Не знаю. Пойди в синагогу и спроси»…
Поздним вечером, когда все вокруг спали, Гена достал портновские ножницы и начал кроить свое будущее счастье. По щекам его текли слезы, но победа всегда требует больших жертв…

0

91

Гена тщательно готовился к интервью. Стоя у зеркала, он пудрил носик и любовался красотой неописуемой. «Хороши у меня глазки. Узкие, небольшие. Взгляд цепкий, пристальный. Про такой говорят: посмотрел, как бритвой полоснул. Нос – греческий. Руся говорит, что как у древнего … пингвина!  Чем длиннее нос, тем больше сексуальность. Буратино Мальвину знал, чем приманить. Девочку с голубыми волосами… У Дашко с волосами порядок, а с головой проблемы. Такие деньги получала, а угомониться, не могла. Бар оставила… Тут денег на вагончик для шаурмы накопить не можешь целую вечность. А некоторые барами разбрасываются направо и налево. Совсем зажрались!
А губы – как хороши. Слегка выпяченные, алые как вишня. Рустам смотрит и облизывается. Манящие и в даль влекущие… А Яна не ценит. Чуев, Чуев… Макака! Я к ней душой и телом, а она  из себя что-то корчит. Неблагодарная»…   
Гене пришлось отвлечься на молоденькую журналистку из журнала Дом 2, пришедшую брать интервью на тему «КАК ИЗБАВИТСЯ ОТ ДЕВУШКИ В КРАТЧАЙШИЕ СРОКИ». Вопросы Гене выдали заранее. Для изучения и подготовки ответов. Ответы Гене на бумажке записала Яна. Но Гена их с перепугу забыл.
Дама начала задавать вопросы, а Гена начал вдохновенно врать. И жених он завидный, и бабы к нему ломятся со всего мира, и спать он станет не с каждой, и сексуальный опыт у него огромный. Не станет же Генка рассказывать этой дурнушке, похожей на маленькую шуструю крысу правду. Что бабы его не любят, секса у него до прихода Яны не было и не предвиделось. Весь опыт ограничивался двумя случайными связями на базаре в Кишиневе в вагончике для шаурмы. Краткосрочным и неудачным. Радости особенной не ощущалось, а на душе было противно…   
« Я сильный, энергичный человек, у меня сильная сексуальная энергия», - вещал открывшей рот журналистке Гена.  Энергия у него была огромной. Энергия ему не давала спать, бросала его то в жар, то в холод. Он, как привидение шатался по Дому, оглашая его бессвязными выкриками и матами. В голову не раз закрадывались предательские мысли о Рустаме. Но поход в душевую останавливал его. И снова Гене начинали ночью, снится русалки и ведьмы, одалиски и василиски, Рустам голый и с хвостом, сидящий верхом на Гобозове. Гобозов крутил свиным рылом и обнюхивал кучу навоза, забытого в кафе Сэмом и Настей…
Но пришла Яна, а за ней и спасенье. Гена Яну любил, но странной болезненной любовью. Ему, то хотелось перецеловать все пальцы на ее ногах, то возникала ярость. И желание избить ее, и в рубище, раздетую погнать до ворот дома с чемоданами в руках. Яна требовала денег. А если Гена не давал, обижалась, надувала губки и не подпускала Гену к себе. И сразу по ночам наведывался Рустам - голый и с охапкой роз. Улыбался и напевал: «Я девственность люблю. Ложе розой застелю. На замок закрою дверь. Хочешь – верь или не верь». После таких снов хотелось забытья и секса. Но секса не было, да и деньги заканчивались…     
«Верю, что однажды я не найду способа избавиться от своей девушки, потому что мне будет с ней интересно. И она будет удерживать меня навсегда. Очень хотелось бы этого!» - закончил Гена свой рассказ. Журналистка  поблагодарила его и начала быстро собираться. Генка покраснел, но пересилил гордыню и задал очень важный для себя вопрос: «А деньги я когда смогу получить?»  «Какие деньги?» - удивилась мышка. « Я слышал, что звездам за интервью платят деньги. И немалые. Ксении Анатольевне, например»… - проблеял онемевшими губами Геннадий. « А кто вам сказал, что вы – ЗВЕЗДА?» - произнесла мышь и засмеялась  громким издевательским смехом….

0

92

Прекрасный алфавит Я Грейки с Вивисектора хомяков

Букварь, от героев Дома 2.

Адеев – аферист–арестант. Амикошонствует аморально.
Алныкин – аморфен, аляповат, амеба андроидная.
Адоевцев – анемичен, аномально анекдотичен. Антогонист ансамблю. Антиобщественен.

Бузова – баклушничает бодро. Богиня бездарностей. Балласт.
Бушина – баламутит баяниста. Барачная бедуинка. Бывает беспробудно бухает.

Варвина - вечно виртуально влюблена. (Врет вакханка ворчливая.)

Гобозов – гайморитный герой. Глупо гонит групповщину, грязнуля гарнизонный.

Дворецков – деловито дуркует. Дезавуирует домовские дежурства.
Девалкьер – диджей дешевый, домовский дикарь.
Джикия – дрянненький деградант Дома два. Драться дрейфит.

Ермакова – ехидна ерничающая. Ерепенится ежечасно.

Земит – записная змея. Заворожит, задушит, заглотит.

Карасева – красотка кунсткамерная. Капризна, криклива, кичлива.
Круглыхина – казуальная кокотка. Канарейка кантианская.
Кузин – клоун клохчущий. Клубмен клистирный.
Кузнецов – кудрявый кобель. Корчит куртуазность, косячит.

Меньщиков - местный мажордом. Многоговорящий мот.

Никитченко – надуманный нейтрал. Немилый никому. Не нужен.

Обедина – обозвана окружающими овцой общежитской. Обидели - огрызается.

Пенджиева – примитивна, полна противоречий. Пенелопа проштемпелеванная.
Пынзарь – патронирует подругу. Патриархален. Поддается провокациям.

Солнцев (Калганов) - старался стать сатаной, скис. Сноб. Снискал славу склочника.

Фролов – филистер. Фирменно филонит. Фисгармонист фигов.

Харитонова – хамелеон. Халтурит, хамит, хитрит. Холера хозяйственная.

Черкасов – чалит чаровниц, чурается черниц. Чахнет.
Черных – чмокающее чадо. Чересчур чепушиста.
Чуев – чрезмерно чванлив. Чревоугодник. Чумовое чудовище.

Шумилина – шальная шатенка. Штучная шалберница.

___________________
Остальные буквы Шовы выдворены на лобном или еще не красовались в Д2=)

0

93

Рассказ Стрекозы

Участники ДД стали настолько популярны, что их пригласили поучавствовать не только в съемках сериала *Счастливы вместе*, но и сам ОРТ не побрезговал, пригласил в ЧТО?ГДЕ?КОГДА? поиграть!
В знатоках сегодня Степа Меньщиков, капитан команды, Бузова, Карасева, Проскуров, Джикия и Варвина. Итак, выпадает конверт с вопросом от зрителя из Рязани.
Ведущий - Знатоки!!!... Виктория, перестаньте уже распевки тут устраивать. Из-за ваших воплей вы сейчас вопрос прослушаете!!! А вы Оленька, уберите медведя со стола… ВНИМАНИЕ, вопрос! *Жопа в мыле, голова в цветах* О ком речь? Время пошло!
Джикия - Стёп, я знаю – овца это. Дай я отвечу! Да че тут думать??? Овца это, не баран же????
Бузова - Г-н Ведущий, мой плюшевый мишка вопрос прослушал. Можно повторить еще раз?
Степа - Бузова, заткнись и улыбайся. Если хорошо получится – разрешу ответить. Итак, какие варианты? Гена, сам ты баран! Я так думаю что это про бабу. Да, Наташа, я так считаю и мы так будем отвечать!!!! Все – отвечаем… На вопрос отвечает Ольга Бузова….
Бузова - Ой! – хи-хи-хи – Я чего-то пропустила? А можно вопрос еще раз повторить?
Степа делает страшное лицо и тихонько ругается матом.
Ведущий - *Жопа в мыле, голова в цветах* - о ком речь?
Бузова, вцепившись в плюша и стремительно краснея
- Это лошадь, она долго бежала
Ведущий - Уточните ответ! Цветы к чему?
Бузова, еще больше краснея и опустив глаза в пол
- Она нарядная
Ведущий - Вопрос звучал так *О ком речь?*!!!!! Назовите конкретно человека!!!!!
Бузова, плачет - Ксения Анатольевна Собчак!
Ведущий - И счет становиться 1-0 в пользу знатоков. Это правильный ответ!!!

ЧТО?ГДЕ?КОГДА? Второй раунд

Ведущий – Следующий вопрос от телезрителя из Украины. Бузова, записывайте, что бы потом ваш плюш повторений не требовал. ВНИМАНИЕ! Черный ящик! Через одну минуту назовите, что за предмет внутри - 15 см в длину, 7 см в ширину и очень нравится женщинам? У автора вопроса огромная просьба – чтобы ответ дал Генадий Джикия.
Джикия – А чё сразу я то?
Стёпа – Не очкуй, ответишь! Варианты есть?
Джикия – Женщинам же нравится, вот пусть они и отвечают!!!
Варвина – Ну есть у меня одна мысль. Даже не знаю, как сказать..
Степа – Наташ, харош из себя цел..Дашу Черных строить, говори уже
Варвина – Помните, Гена скакал по кроватям раньше часто и хвастался..ну…ИМ. Я конечно с линейкой то не подходила, но по описанию…
Степа – Варвина, совсем рехнулась??? 8 месяцев без мужика….
Джикия – Варвина, у меня не 15 см!!! Надо было смотреть лучше…
Степа – Гена, другие варианты есть??? Все, время, отвечай
Ведущий – Время, господа. Ваш ответ
Джикия – Это сосиска. В тесте!
Ведущий – Откройте ящик!
Помощник ведущего открывает ящик и достает 100-долларвую купюру. Степан дергается вперед и нежно так произносит – Деееенюжка. Затем лицо его багровеет, на шее вздуваются жилы и он начинает орать – Я протестую, г-н Ведущий. Вопрос поставлен некорректно. Почему нравится женщинам? Я люблю их больше, чем какая либо женщина!!!! Или вы сомневаетесь в моих сексуальных пристрастиях??? Я требую не засчитывать этот вопрос!!!!
Ведущий – Степан, успокойтесь пожалуйста. Мы разберемся, а сейчас музыкальная пауза.

0

94

Рассказ Стрекозы

По громкой связи сказали, что пора выходить на стройку. Но у Гене было не до стройки – он думал. Огромный мозг с трудом поворачивался в тесном пространстве черепушки. Мысли медленно возникали одна за одной – но все было не то. Гена решал важнейший вопрос – где взять денег. Украсть? А может стырить? Кого-то ограбить? Просто отнять? Изъять? Эк-спро-при-и-ро-вать – мозг аж заскрипел от натуги… Все не то!
Гена, наконец, решился на покупку вагончика с шаурмой. Янка его бросила, новых отношений строить пока не с кем, так чего без дела сидеть? А Руся сказал, что теперь всю мощную сексуальную энергию, которая накопится в организме, нужно суб-ли-ми-ро-вать в работу. Интимным местом к грилю что ли приложиться надо будет? Или к кассе? Кучерявый вечно чего-нибудь сказанёт, а Гена потом думай…И так голова не тем забита….Присмотрел Гена место в центре города, поговорил с товарищами, крышующими этот район. Они предлагали вагончик *под ключ* - то есть с документами от санэпиднадзора, налоговой и пожарных. Потом, продукты и оборудование, сборы-поборы и оплаченный на первые полгода повар-продавец. Всего надо было достать 70 тыс. зелени. Деньги огромные. В заповедном кармашке набралось 2 тысячи и еще 13 рублей мелочью. Надо было быстрее вносить аванс, столбить место пока конкурентов не набежало. Деньги нужны были срочно.
Семьдесят тысяч, семьдесят тысяч… Гена повторял заветную цифру раз за разом и вдруг подумал, что где-то он ее уже слышал. Именно 70 тысяч… Точно. Гламурная курышка!!! Он говорил, что вбухал в свое тело силикона на 70 штук!!! Таааааак… А если этот силикон откачать и продать заново??? Ну, предположим, 70 тыс за него не дадут, но уж 50 то точно наберется!!! Идея показалась Гене гениальной, как, впрочем, и все что он делал.
Весь оставшийся вечер Гена не сводил глаз с Шурика, пытаясь определить места наибольшего скопления силикона. Задница. Губы. Бицепсы? Гена даже подошел и как бы невзначай потрогал Курышку. Тот и так не понимал такого пристального к себе интереса со стороны Джикии и испуганно шарахнулся в сторону. А потом и вовсе исчез из поля зрения Гены. Бегай-бегай, барашек ты мой силиконовый, думал про себя Гена и пытался представить скока ему нужно шприцов и во что сливать выкаченный силикон.
Этой же ночью Гена босиком, чтобы не шуметь, с эмалированной кастрюлей и огромным шприцом, подкрадывался к алессандро. В незанавешенное окно мужской спальни ярко светила луна. Круглая, как морда Гобозова, подумал Гена. ПОЛНОЛУНИЕ. Вот кровать *итальяшки*. Щас мы посмотрим, каково твое настоящее рыльце, красавец ты наш ненаглядный – злорадно улыбался Гена… Сначала он подумал, что по лицу Алессандро пробегают тени от качающихся деревьев за окном. Или от облаков. Но посмотрев в сторону окна, Гена понял, что тень бросать просто не чему – ни облаков, ни деревьев. Тогда он подошел поближе и наклонился над Шуриком. Внезапный страх пригвоздил Гену, не давая сдвинуться с места. Он хотел было крикнуть – но горло сковал все тот же холодный, липкий ужас и только волосы подмышками вытаращились во все стороны. Лицо Шурика было похоже на застывшую маску с лица Коли Валуева, а лунный свет придавал ему мертвенную бледность. Весь силикон под кожей лица Шурки сбился в несколько комков и они постоянно перемещались по телу с невероятной скоростью. А временами застывали на месте, придавая отвратительный вид телу итальянца. Когда Гена, наконец, смог пошевелиться и собрался было заорать и убежать прочь от страшного кошмарного Шурика, весь силикон собрался на лбу и выставил гендону прямо в нос огромную, чуть не с голову самого Шурика, дулю!!! Капут вагончику, мгновенно догадался Гена, и гремя кастрюлей на весь дом, свалился в глубоком обмороке.

0

95

Гена второй день возглавлял журнал Дом-2. Нелегкое это дело целый день сидеть в кабинете. С умным видом выслушивать потрепанных малосимпатичных теток и разглядывать фотографии. Были, конечно, и приятные моменты. Во-первых, Гена распорядился разместить на первой странице большую фотография себя с Яночкой. Во- вторых, ему за это обещали платить зарплату, в третьих – он ощущал себя большим человеком и ему это очень нравилось. Прав был Кучерявый когда говорил, что не важно кого выбирать, а важно как посчитать. Голосовали за Генку всем Домом, три ноутбука полетели. Бабы поначалу возмущались, но Рустамчик подсуетился. И - аля оп, все в дерьме, а я весь в белом. Это вам не запоры пальцем выковыривать. Солнышко, узнав результаты, кричала, как неудовлетворенный орангутанг во время соития. Но народ высказался и народ всегда прав. Здорово звучит, но ни хрена непонятно. Кучерявый скажет, как Жопена включит. Громко и сложно.
Но были и минусы. Страшно болел геморрой. Генкина задница, чувствительная к каверзам судьбы, неуютно себя чувствовала в редакторском кресле. Рустам предложил помассировать, но…. Яночка совершенно не обрадовалась. Узнав, что с работы ничего нельзя вынести капризно надула губки и кинула трубку. Наверное, связь плохая. Облом вышел и с шаровым сексом. Рассел говорил, что секретарша по первому зову может снять сексуальный стресс… Секретарша оказалась шестидесятилетней мымрой, которая скорчила презрительную рожу, когда Гена дал ей распоряжение вызвать к нему этого писаку – Акунина!. Чтоб за жизню поговорить, и чтобы он рассказал, чем книга кончится.
Наверное, чья-то тетка, может Михайловского. Звонил, кричал что-то… Гена ему сказал: кто есть ху. Пусть сидит тихо и дрочит, когда поступит команда дрочить. Развелось начальников, больше чем людей в периметре. Надо Собак сказать, чтобы выгнала его за хамство…
Гена тяжело вздохнул. Работа требовала колосальних усилий и труда. Вынул из стола Азбуку и громко вслух начал читать: «Рома хочет Римму, Оля рубит рамсы»… Тяжело гению в отсталой стране Акуниных и Достоевских!

0

96

Гена принципиально в двадцатый раз покидал Яну. Гена был человеком слова. Он никогда в жизни не бил и не насиловал женщин, всегда говорил правду и был искренним. Под искренностью Гена понимал право на публичные оскорбления людей и откровенное лизание зада ведущих. Перспективу получить в морду он воспринимал, как насилие над личностью и готов был бежать в Гаагский трибунал. Про трибунал он узнал у Середонина. Васька говорил, что трибунал держит людей годами, но держит в тепле и на халяву. Генка считал трибунал заграничным Домом и искал повод в него обратиться.
Сейчас Гена страдал. Яна проявила свою бабскую сущность и бежала, как Мальвина от Карабаса Барабаса. Верный Рустам обнимал плачущего Гену и нежно массировал ему ягодицу. «Я тебе говорил, что она - аферистка, а ты не слушал», - отечески шептал он Гене на ушко. Гена аферистов панически боялся. В раннем детстве мальчик-аферист выменял у Генки почти новенький самокат на импортную яркую коробочку. В коробочке, по словам мальчика, были ну очень вкусные конфеты. Чтобы жадные дяденьки и тетеньки ее не отобрали, мальчик рекомендовал Геннадию открыть и употребить ее дома. Гена так и сделал. К величайшему разочарованию Геннадия в коробочки лежало аккуратно завернутое в красивую фольгу высушенное собачье дерьмо. Мальчик пропал, самокат тоже. Мальчик был толстым и упитанным. В облике Гармониста Гена умудрился разглядеть ненавистные с раннего детства черты. А потому ощущал чувство моральной сатисфакции, когда несколько раз ранним утром мочился Гармонисту в унты. Слово это Гена не знал, но после каждого мочевыделения ощущал сильную эрекцию и убегал в душ. Но месть была недолгой. Гармонист унты стал прятать, а какая-то скотина навалила полную кучу в забытую Генкой кепку. Гена заподозрил мастурбирующего в душе Дворецкого, но это мог быть любой. Народ в Доме проживал еще тот. Генка с такими на охоту за бродячими собаками не пошел бы.
Гена знал одно: такими как он, мужиками не бросаются. Красивый, умный, начитанный. Интересный собеседник, Собчак к первому бежит: узнать мнение. Секс-машина, креативный менеджер кафе, экономист, кулинар, знаток гламура и просто хороший парень. За такую жопку, как у него, Рустам даже шарфик отдать готов. Ах, Яна, Яна, неблагодарное животное… Будешь плакать горькими слезами, когда поймешь какого мужчину потеряла…
Дождавшись ухода Рустама, Гена быстро скинул штаны. Оставшись в стильных красных трусах, он с огромным интересом стал разглядывать свой детородный орган. «И почему какие–то уроды в интернете пишут, что он своими красными трусами неудачно выделил свой недоразвитый детский членик? Завидуют наверно»…

0

97

Вова предвкушал блаженство. Днем он съездил в камеру хранения Киевского вокзала и забрал из нее небольшой ящичек. В ящике, заботливо упакованные мамой, лежали: завернутый в белую тряпицу кусок копченого сала, литр мутного, как ориентация Рустама Калганова, самогона, баночка домашних огурчиков и десяток крупных головок чеснока.
« Їж, синочок, побільше часнику. Щоб ніяка зараза до тебе не чіплялась!», - напутствовала Вову мать, провожая в далекую Москву. « Не позорь родное село», - грозно произнес отец и хлопнул с Вовкой на «посошок» по стакану натурпродукта, крепостью превосходящего яйца Дворецкого.
И вот Вовка покорял Москву. Покорение шло с переменным успехом. Ситуация в которую он попал можно было охарактеризовать емким словом: «Ж.па!» Вовка в селе был самым хитрым и пронырливым. Всегда верховодил бандой местных центровых парней. Девушки Вовку побаивались, а потому безропотно отдавались. Кто не отдавался, тому Вовка мазал ночью дегтем ворота и писал на них «Курва!». У Вовки были единственные в селе кроссовки «Мегаспорт» и большой плакат Ксении Собчак в утепленном туалете.
Про Дом 2 он прочитал в любовно сложенных обрывках глянцевого журнала. Журнал Вовка стащил у агитатора партии «Пропьем Украину разом!» приезжавшего в село перед выборами. Перед какими, Вовка не помнил. Выборы были частыми, как перепады настроения отца после очередного запоя. Главное, что понял Вовка, это - шаровый холодильник и бабы. Бабы Вовке были не очень нужны. Сексовался он с ними больше ради имиджа «гламурного подонка», чем для похоти. А пожрать Вован любил. Но с жратвой возникла напряженка. Возле холодильника, как охрана возле Мавзолея, постоянно тусили кучерявое лицо в идиотском шарфике и маленький злобный карлик. Лицо все время больно щипалось за ягодицы, а карлик что-то бормотал и важно надувал щеки.
Карлик ему напомнил сельского дурачка Петьку, который провозгласил себя «Господином Галактики», вырезал из консервных банок целый иконостас медалей и постоянно маструбировал посреди улицы. В Доме маструбировал Слава, но никак не мог кончить: все сперма не аккумулировалась. Такого количества непотреба Вовка не видел даже в «бурсе», которую с трудом закончил. В бурсу свозили сброд со всего района. Но велика Россия и дураков в ней много. А потому сброд собрался отменный. Один Гобозов мог затмить всех. Придурок с выпученными глазами и девушкой, страшнее, чем трехголовая свинья бабы Нюры, родившаяся то ли от преступной связи с пьяным депутатом из района, то ли от радиоактивной мутации. Целый день он бесцельно шатался по Дому, скандалил со Славой из-за очередности занять душ для маструбации. Вдруг внезапно начинал петь песни собственного сочинения, напоминающие вой мартовских котов. Или часами болтал по халявному телефону с мужикобабой.
Бабы были еще те. Ледащие, как кот что лежит на своих яйцах и орет от боли. Ненакрашенные страшней бати с бодуна. Злые и на понтах. Дать им два мешка картошки почистить для столовки, так в раз заткнулись бы. А эта с грязными паклями, Урания или Венерия? Солнышко, звезда для мазохистов. Где сядет, там жирное пятно останется. Попал Вовка из задницы прямо в анус.
Вовка присел на кровать, открыл ящик и с ностальгией вдохнул запахи родного села.
Резкий удар в спину опрокинул Вовку. Здравствуйте, я – ваша тетя. За спиной стояла неудачная попытка молдавских генетиков по скрещиванию коалы и человека. «А что это у тебя в ящике?», - поинтересовался, ценитель Акунина. Делиться с ним Вовке ну никак не хотелось. «Ты тайну хранить умеешь?», - таинственным тоном произнес он и пугливо оглянулся по сторонам. « Я надежен, как Молдавский национальный банк», - гордо произнес будущий Сорос. « Мне средство из дома прислали. Против вампиров».
«Каких вампиров?» «Ваших, домовских. Ты на пацанов посмотри. Бледные, сил сексом заниматься совсем нет. Еле ползают, плохо кушают. Все время ноют и жалуются на судьбу. В Доме биовампир завелся. Баба неудовлетворенная оранжевую энергию тянет из мужиков. Вот я и защиту заказал от нее из дома».
Гена про вампиров что то слышал по телевизору. Даже кино видел, хорошее. В нем везде кишки разбросанные валялись, и крови было много. Телевизор обманывать не будет. Себя Генка любил, даже больше чем Яну, а потому перепугался не на шутку.
«Какую защиту?» «Стопроцентную. Специальный сорт чеснока. Всех вампиров отпугивает. Видишь, полный ящик прислали. Съедаешь с вечера три дольки и никакой
вампир не страшен. Но ты никому не говори. Я только с тобой поделюсь»…
Каждый вечер Вова с аппетитом съедает кусочек домашнего сала с малосольным огурчиком. Запивает эту вкуснятину стопочкой домашнего самогона. Жизнь его в Доме постепенно нормализируется. Вова желанный гость во всех компаниях. И только от Гены жители Дома шарахаются, как от прокаженного. Гена каждый вечер съедает пять(!) долек чеснока и спокоен за свою безопасность. Яна ничего, не объясняя, переселилась в женскую спальню. Может именно она и вампир?...

0

98

Кончался этот спор всегда тем, что и я и Олеся умолкали не без внутреннего раздражения друг против друга. Действительно, для многого из её черного искусства я не умел найти объяснения в своей небольшой науке». Олеся была – колдуньей и гадалкой. Познакомил их Рустам. Гена поначалу подозревал, что Олеся – обычная шарлатанка. В первый раз он про это подумал после того, как она нагадала ему безбрачие. Генке действительно никто не давал. Правильнее сказать: никто из женщин. Руся все время терся рядом и его зад был всегда - гостеприимно распахнут. Но Гена, как и Слава, хотел бабу. Вот и Оксана приворожила ему Яну. Отозвала в сторонку и шепнула на ушко: «Есть девушки, недорого. Генка, как будущий экономист-рыночник, поинтересовался ценами. Он знал, что «за так» и Солнышко голову не помоет. Дом был школой, в которой Генку приучили к суровой действительности и жуткой дороговизне. «Выживает самый сильный и самый сытый», - часто говорил Кучерявый, складывая колбасу в огромную турецкую клетчатую «челночную» сумку. Колбасу он продавал на ближайшей станции перекупщикам за полцены. «Пойми, Геша, я колбасу из Дома выношу лишь по той причине, что желаю всем познать лишения. Лишения укрепляют. Лишь в них способна родится гармоническая сверхличность. Художник должен быть голодным. Посмотри на Рассела: он творит и на нем ни грамма жира. А Гармонист только говорит о творчестве и потому зарастает салом, как откормленная домашней картошкой на молоке, свинья». « А у Бузовой жопа растет, потому что она перестала заниматься творчеством?» «Ты как всегда проницателен, мой юный друг!»…
За пять тысяч рублей Олеся привела Гене Яну. Вернее Яна возникла после сеанса связи с высшими силами. Олеся закатывала глаза, жгла клок Генкиных волос, капала в рюмку дорогого марочного вина, специально купленного Геной по ее заявке, каплю Гениной спермы. Затем устало махнула рукой и сказала: « Нас услышали. Иди домой и жди». Через несколько дней в жизни Гены появилась Яночка. Олеся была бабой неплохой, но жадной. Ее что не попросишь, сразу в ответ услышишь: « Вопрос очень сложный. Требует мобилизации материальных ресурсов…» Трясла она Гену, что дурень - яблоню. До последнего рубля в красных трусах. Оставшиеся крохи забрала, когда с помощью философского камня бриллиант для Яночки создавала. Хороший бриллиант – большой. Генка за него триста долларов отдал. Всем сказал, что полторы штуки! Генка – хитрый. Будущий пиар-менеджер кафе! Скоро Чуев первые пять процентов с доли выплачивать будет. Снова в трусиках что-то будет стоять. Вернее лежать.
Олеся с трудом выпроводила Гену вручив ему кусок желтого металла с бриллиантом из бутылочного стекла. За тем куда-то перезвонила и усталым голосом отрапортовала: « Идиот поехал падать на колени. Скажите Яне: пускай изображает восторг понатуральнее.
Переигрывает очень. Тоже мне – Сара Бернар».
Олеся работала штатным психологом канала. Но за деньги, оставленные Геной она могла позволить себе релаксацию после общения с идиотами. Она достала из бара бутылку дорогого вина и налила себе полный стакан…

0

99

Мягкой кошачьей бесшумной походкой он проник в  ночную кухню. Приятно ныли ягодицы. «Завтра надо побольше поприседать с гантелями», - расслаблено подумал он. В воздухе витал, кружащий голову, запах жареных котлет. В животе урчал и свинговал небольшой сумасшедший оркестр. «Жрать,  как хочется», - тупо долбила череп навязчивая мысль.
В темном углу что-то жевало и хрюкало. Стало страшно. Дрожащей рукой он включил свет и оторопел. За кухонным столом сидела огромная мышь в «фрицевской» шапке и модных стильных очках. Мышь неторопливо и основательно подъедала, лежащие на сковородке, аппетитные котлетки. «Что тоже жрать пришел?» - доброжелательно поинтересовалась Мышь. «Опоздал. Но запомни навсегда: Никогда не ешьте последнюю котлету со сковороды: одной котлетой не наешься, а пустую сковородку, придется мыть»… Мышь исчезла, оставив на сковородке одинокую котлетку…
Он  проснулся в холодном поту. К оркестру присоединился народный хор. «Сами спите голодные», - мелькнула злорадная мысль. И достал из под подушки «заныканую» с вечера палку колбасы.

0

100

Гена Джикия, здоровый розовощекий оболтус, отловленный нарядом милиции на московской стройке и препровожденный ими на телевизионный проект «Дом-2», не ложился спать. Дождавшись, когда носатая страшная женщина, именующая себя его половинкой, ушла отдыхать, он достал из красных трусов старый химический карандаш и,  разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать.
«Дарагой, Рустам! Нет у меня ни денег, ни славы, лишь один ты у меня остался». Генка перевел взгляд в угол комнаты, где громко храпела злая и удивительно уродливая особа, и живо вообразил себе своего Друга Рустама Калганова, сидящего в роскошном шелковом пеньюаре у огромного холодильника, набитого колбасой. Его томный взгляд лениво скользил по экрану  гигантской плазмы, на который с жутким рычанием сплелись в экстазе два обнаженных мужских тела. Шелковистые кудри Рустама черепаховым гребнем расчесывал прекрасно сложенный юноша, как две капли воды похожий на Геннадия.
Рустам теперь - звезда на пенсии, которую ему смиренно выплачивает дуреха, гордо носящая звание «жены». В свободное от поедания колбасы и сна время он шатается по ближайшему блошиному рынку и продуктовым гастрономам, именуя этот процесс загадочным словом «шопинг». Рустам ждет приглашения от известного западного музыкального канала, мечтающего приобрести красивого, умного и обаятельного ведущего.Дура-жена этого не понимает и каждый день пилит супруга, призывая на его голову простатит и геморрой. Она даже пыталась отправить Рустама к Генке на стройку в  подсобники,  но Генкин начальник, увидев Рустама в стильном клетчатом шарфике и воздушном фирменном пальтишке, отчего-то сильно занервничал и ушел в глухой отказ.
«А вчера мне была выволочка. Продюсер выволок меня за нос на двор и отчесал штативом от камеры за то, что я вместо бурного секса с носатой по нечаянности заснул.
А в воскресенье безумная тетка, что корчит из себя паханшу, велела мне почистить селёдку, а я начал с хвоста, а она взяла селёдку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. Всякие Кадони и Венцы  надо мной насмехаются. А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб пельменей или колбасы какой, то «старички» сами трескают. Милый Рустамчик, сделай  милость, возьми меня отсюда на стройку, нету никакой моей возможности... Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда, а то помру...»
Генка шмыгнул носом и смахнул кулаком, набежавшую слезу.
«Я буду тебе пятки чесать, — продолжал он, — богу молиться, а если что,  то секи меня своими игрушками как Сидорову козу. Кучерявый, нету никакой возможности, просто смерть одна. Хотел было пешком в Молдавию бежать, да паспорта нету,  Собчак отобрала. Приезжай, милый, — продолжал Генка — Христом богом тебя молю, возьми меня отседа. Пожалей ты меня сироту несчастную, а то меня все колотят и кушать страсть хочется, а скука такая, что и сказать нельзя, всё плачу. Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой..».
Генка свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне... Подумав немного, он лизнул посиневшим языком карандаш и написал адрес:
Москва. Гей-клуб. Самому красивому мужику… Потом почесался, подумал и прибавил: «Рустаму Калганову». Довольный тем, что ему не помешали писать, он  прямо в красных трусах выбежал на улицу... Пьяный Палыч, которого он расспрашивал накануне, сказал ему, что письма опускаются в почтовые ящики, а из ящиков развозятся по всей земле. Генка добежал до первого почтового ящика и сунул драгоценное письмо дрожащей рукой в щель...
Убаюканный сладкими надеждами, он час спустя крепко спал... Ему снилась стройка. Мужики резались в козла,  Генка кушал купленную в ближайшем ларьке шаурму, а Рустам сидел рядом, гладил его по голове и ласково глядел ему в глаза…

0